Ирина Ескевич


КОМЕДИЯ
Два коллажа про число "пи"
Декабрь 2016 г.

 

В коллажах использованы фрагменты работ М.К.Эшера «Птицы и скаты» (коллаж 1) и «Разноцветные ящерицы» (коллаж 2).

 

 

Коллаж 1. Птицы

 

 

 


Коллаж 2. Ящерицы

 

 

 


Приложение к коллажу 2

Плащеносная ящерица в природной среде

 

 

 

Аристофан и все-все-все. В продолжение темы хоботков.

 

А не сыграть ли нам для развлечения в 1 апреля? Этот праздник неслучайно называют одновременно Всемирным днем юмора и Всемирным днем дурака.

Так вот. Как это говорится в прессе, ученые установили, по какой же именно причине так веселился по разным полисам и хорам Древней Греции мудрец Аристофан, автор знаменитых комедий «Птицы» и «Лягушки». Над кем именно он так потешался, а порой и вот именно что хохотал. Несмотря на серьезность и мудрость выражения лица его скульптурных портретов, современникам он запомнился скорее непристойно хохочущим.

Оказывается, Аристофан первым додумался до того (и скрыл это, так как в те времена было модным владеть неким «тайным знанием»; кроме того, это знание «открывало доступ к неким благам» - зачем бы он стал им делиться с кем-то еще?), что биоорганизмы – это тоже числа (что, конечно, давно уж подтвердила наука). И именно он – а не напыщенные философы и математики - таки ж нашел точное, т.е. конечное значение числа «пи» - досадливой несоизмеримости окружности и диаметра круга, над исчислением которой наряду с корнем из двух тайно бились лучшие умы его эпохи, потому что им казалось, что это лучший способ подключиться к богам, чтобы подзарядиться их знаниями, умениями и чувствами. (А суть «тайного учения» древнегреческих мудрецов, тщательнейшим образом скрываемая, заключалась в том, что настоящими богами - хоть сами они никаких иерархий не приемлют и называют себя иначе - являются вовсе не те идолы, которым поклоняются непосвященные «профаны» и пантеон которых по сей день преподается на уроках по мифологии. Нет, настоящие боги прямо тут же, уже под видом людей, в Древней Греции и жили. Точнее кусочек этих богов. Во времена Аристофана ( а следовательно и Сократа) их было там всего четверо. Но нам неизвестны их имена (кроме одного, Платону, в отличие от Аристофана, был известен лишь один такой бог) именно по той же причине, по которой так прекрасно известны имена всех тех, кто держал их в строжайшем секрете.

Любопытно, что видный российский платоновед Ирина Протопопова (интересная все же у нее подпись) году так в 1994 показала мне сочинение своей ярославской студентки на тему «Что значит быть философом?». Так вот – странное совпадение – студентка эта именно про это и написала. Ну, что боги живут не где-то там, на небесах, а прямо тут же, среди людей (есть среди них и девушки, и юноши, возраст их не волнует, ведь им его просто навязывают). Вот только никто, включая их самих, и не подозревает о том, что они боги. А они, наивные и разлученные, все ищут друг друга, не понимая, кто же и главное почему не дозволяет им встретиться, возводя все новые и новые преграды - как внешние, так и внутренние, в том числе высоченные стены откровенного вранья. И далее делался интереснейший вывод, что настоящий философ – это тот, кто умеет видеть этих богов. Помнится, в те времена Ире очень нравилось это сочинение. Не знаю даже, помнит ли она об этом столько лет спустя.

Но, возвращаясь в классическую Грецию … Все же странно это... Зачем мудрецам нужны были все эти «пи» и «корни» (тоже ведь варианты ментальных хоботов и хоботков, оснащенных к тому же невидимыми "хитиновыми" челюстями), если можно было просто взять, да и спросить обо всем у самих богов? Им бы и в голову не пришло не поделиться своими знаниями, умениями и всем прочим. Напротив! И от этого стало бы лучше буквально всем. Но мудрецам почему-то хотелось получать все это незаметно и тем самым опустошать богов от них самих. То есть в сущности и воровать и внутренне убивать, забирая себе и их знания и их жизненный состав, а порой и их внешний облик. Причем незаметно (главным образом для самих богов). Отчего эти боги становились очень слабыми, а порой начинали казаться по сравнению с мудрецами ну совсем уж не интеллектуалами и даже (ввиду насильственной внешней деформации) не очень-то и "красавицами" и "красавцами". И, похоже, над этими-то незаметно обворовываемыми им, а затем подцепляемыми им на кусочки их же самих, как на приманку, богами Аристофан громче всех и хохотал, над их «наивностью», тщательнее всего скрывая эту главную причину своего заразительного смеха. Его смех, впрочем, совсем утихнет и даже сменится страхом, когда он так и не сможет понять, как же они, эти самые почти что убитые, а порой и совсем убитые боги умудряются несмотря ни на что восстанавливаться (в том числе и в своих знаниях и в своей силе) и таки ж встречаться (а главное – где они это делают). И вовсе не торопятся ложиться в те самые «могилы на зеленой пажити», которые для них, «сирот», кто-то очень мудрый, слишком уж поторопившись, так тщательно «вырыл». Кстати, в ГЗ-шные времена автор этих "могил" М.Гронас перебил у автора данных коллажей кучу посуды. Вот так зайдет человек в гости (нет, подружиться у нас, конечно, не получилось) и сразу нет чашки, а то и сразу двух. Кстати, в его сборнике "Дорогие сироты," раскрывается еще одна важная древнегреческая тайна, а именно - почему же мудрецы клялись собакой. Почему клятва собакой была для них самой важной. Гронас прямо разъясняет это (нет, вы только вслушайтесь) в стихотворении Religio (и тот факт, что он, кажется, православный, ничего не меняет, а напротив, удваивает - и это по крайней мере). Вот текст этого стихотворения про религию мудрецов: "Наша вера - бульдожья. / Увидим кого святого / Челюстями - цап - и готово! / ... / Не теряем надежду, / ибо нет связи / надежней / чем между / челюстями / и тем, что попалось между."

Но мы говорили об иррациональном числе «пи». Так вот, все бились, а нашел – Аристофан. (И в этом причина и его веселья и его торжества над « безмозглыми» философами). Причем он нашел сразу два точных биозначения этого казавшегося неуправляемым числа – птицы и лягушки. («Осы» совсем про другое). Впрочем, как считает современная наука, относительно птиц он оказался отчасти прав (хоть и не смог указать точную породу), а насчет лягушек все же ошибся (и это дорого обошлось – сначала алхимикам, а потом и медикам, искромсавшим триллионы лягушек в ходе научных опытов; кстати, алхимиками как раз и были в основном медики и фармацевты, и эта стяжка профессий, хоть и невидимая, конечно, работала почти что по сей день). Второе точное биозначение числа «пи» - не лягушки, а ящерицы, причем конкретно плащеносные. То есть воплотитвшийся прямо в природе воротник фасона фреза, хотя и слегка раздвоенный как бы.

Нетрудно показать, причем очень понятно, как именно данные биозначения справляются с задачей подключения и опустошения, но это все же потребует четырех-пяти абзацев, а нам совсем не хочется злоупотреблять вниманием читателя данного праздничного розыгрыша. Тем более , что кое-что на эту тему уже сообщил М.К.Эшер, работы которого использованы в вышеприведенных коллажах. (Он вообще неплохо раскрыл тему, как же именно сотрудничают математика в лице геометрии и зоология). Напомним лишь шутки ради, что биозначение корня из двух, как мы где-то уже говорили, - скат. Причем, как и у «пи», есть у этого корня также точные и очень конкретные, прямо-таки индивидуальные антропозначения - целых три (а у «пи» - пять). Точнее говоря, до недавних пор были. Ведь числа, как известно, совсем сломались. Остались лишь цифры – в отличие от чисел и в меру полезные и миролюбивые.

 


 

Сигнатура к диптиху коллажей (Развернуть)

 

 

 



         < На главную


К оглавлению>