М; Проект Синкоптика,
2007


Ирина Ескевич.
Некоторые.Роман

 

Аннотация
Отзывы


 

Содержание

 

Часть 1. Эффект медузы

1. Нечто новенькое о происхождении медуз
2. Сюрпризы плохой полиграфии

3. Совершенно неотправленное письмо

4. Сугубо профессиональный интерес

5. Си-бемоль не поможет

6. Очень странное слово «муж»

7. Нереально!

8. Далай-лама отдыхает

9. Немного мерзости для медитации

10. Выпьем кофе на обратной стороне любви?

Часть 2. В режиме летучей мыши

11. Охота на Махаона

12. О чем сигнализирует «ничего»

13. Еще один несостоявшийся разговор

14. Тоже ведь «танец живота»

15. Слишком судорожно, слишком быстро

16. Терроризм «стеклянных стрекоз»

17. Привет из I века

18. Даже

19. По разные стороны очень бурной реки

 

Часть 3. На фильтрах «Ой»

20. Одно маленькое словечко

21. В оранжевых песках московских пустынь

22. Альтернатива?

23. Слепое пятно

24. Каждый второй Аменхотеп

25. Диффузия – это хорошо

26. Какая еще иголка?

27. Улыбка Рембрандта ван Рейна

28. Расстояния дали сбой

29. В данный момент

 

 

От автора: Данный роман, помимо прочего, - попытка развести обычно склеенные понятия действующего лица и литературной маски, привязывающей действующее лицо к тому или иному социально-историческому контексту, так сказать, вписывающей его в современность. Литературные маски в романе - подчеркнуто "сделанные", т.е. неплотно - негерметично - подогнанные собственно к действующим лицам. Что позволяет собственно действующим лицам сменять друг друга под разными "масками", а порой и меняться ими. Причем "маски" эти обладают как известной степенью прозрачности, так и определенной зеркально-отражательной способностью.

Как и любой роман с большим количеством т.н. диалогов, этот тоже - своего рода театр. А театр, как утверждал Ж.Жене - всегда в сущности стоит на кладбище: исторического времени, языка и т.д. Например, том кладбище, где хоронится в невидимость - обычно прямо на виду у всех - т.н. коллективное бессознательное, которое К.Юнг не без основания называл как местом неустанного разворачивания старинных мифов, так и в буквальном смысле, без метафор, по его словам "страной мертвых".

В опубликованном в одном из журналов предисловии к своей так и не опубликованной распорядителями ее архива книге "Происхождение романа" Ольга Фрейденберг резко разводит понятие развития и понятие происхождения, в том числе и тех или иных литературных жанров. Вопросы о происхождении того же романа стоит ставить не "самым первым" в смысле исторической последовательности романам, а в сущности любому роману. Хотя только апелляция к истории жанра позволяет осознавать уходящие по мере его исторического развития все глубже в неосознаваемые широкой публикой, а нередко и исследователями функционально-мистериальные слои. Однако, наглядно видеть, переживать и исследовать эти слои возможно только в настоящем. Т.к., на мой взгляд, и вопросы происхождения и вопросы функций романа скрываются в зоне инцеста между литературой и жизнью, а именно эта зона становится совершенно не видна по мере перемещения произведений в т.н. прошлое.

В мистериальном герметизме Европы на протяжении веков осознавалась связь между анг. словом some - некоторые, кое-кто, саскр. словом soma - особый лунный нектар бессмертия, собираемый в предутренние часы, др.-гр. словом soma - тело. В свою очередь слово "некоторые" по составу согласных - а ведь есть письменности, где гласные принципиально пропускаются - идентичен др.-гр. слову nektar - напиток олимпийских богов. Так что этот роман - еще и попытка заглянуть под миф. Который, что интересно, из современной жизни никуда не делся, будучи, с одной стороны, загнанным невидимо осуществляться в бессознательные зоны психики большинства современных людей, а с другой, осознанно практикуемым современными представителями герметических орденов.

 

От автора 2: Второй вопрос данной книги адресован искусству. Автору казалось очень важным выявить механику "впрыскивания" программы, заложенной в том или ином произведении искусства - а данном случае Невесте (Или Инструменте для обработки земли) М.Дюшана, так сказать в жизнь. На момент написания книги автор не знал, что такие вот технологии перевода программы того или иного произведения в жизнь буквально в мельчайших деталях просчитывались их "демиургами", а элементы произведения всегда "пристегивались" к конкретным людям. Если вас интересуют конкретные примеры из современной культуры, пишите.

 

От автора 3. В момент написания роман совсем не мыслился автором как автобиография и по внутренним впечатлениям писался вообще без прототипов. Хотя разного рода узнавания и отождествления - норма восприятия романа, как в среде знакомых, так и незнакомых с автором людей. Благодаря таким вот узнаваниям роман как бы наполняется конкретной жизнью конкретных людей. Вопрос таких узнаваний и обживаний, кажется, всерьез. еще не ставился литературоведами. Автору он представляется сложным и крайне важным, хоть и неодзнозначным, хотя бы этически.

 

         < На главную Книги >