Проект «Синкоптика» имеет смысл лишь в качестве составной части гораздо более широкого проекта – некой многовековой «традиции», между тем проявившей себя на поверхности культуры, в том числе, разумеется, и современной, лишь в эпизодических произведениях различных жанров и видов деятельности , на первый взгляд никак не связанных друг с другом.

Собрать воедино эти эпизоды (и их авторов, среди которых много и вообще «безвестных», да и вообще не авторов тех или иных "произведений"), четко осознавая все связи между ними – главная задача того проекта, частью которого является проект «Синкоптика». По очень простой причине – именно в этой традиции сосредоточились усилия всех тех, кого автор в этой жизни любит, и только через эту традицию пролегает путь в тот мир, который он находит вот именно что прекрасным, но который до недавних пор использовался культурой фактически как рудник реальности. (Хотя сами произведения "традиции" далеко не всегда выглядят прекрасными, но не это в них главное; ведь этот путь пролегает порой через настоящую, в том числе и ментальную "гадость", с которой тоже ведь нужно было разобраться). То есть создать своего рода место встречи для всех участников этого любимого автором и совершенно невидимого (но невидимого только на поверхности реальности, а ведь она до недавних пор оставалась единственным этажом осознания) культурой сообщества. Но чтобы сделать эти встречи возможными, а само сообщество видимым - в первую очередь для его участников, было очень важно расчистить пространство (как ментальное, так и жизненное) от множества самого разного рода преград. А для этого понять, откуда эти многочисленные преграды берутся, да и вообще - зачем они. И постепенно стало предельно ясно, почему культура не желает видеть эти связи, а, значит видеть и саму эту «традицию» (это прекрасное "сообщество", которое, кстати, никогда не стремилось сделать из себя "тайну", а напротив было открыто к сотрудничеству буквально со всеми желающими). Почему она, эта «традиция», находится в таком «загоне» (независимо даже от факта признания отдельно взятых своих представителей, порой и мирового, ведь и в этом признании собственно "сообщество" оставалось невидимым, а судьба даже знаменитых его представителей, мягко говоря, незавидной). Более того, было очень важно разобраться с вопросом, что же именно вынуждает культуру эту традицию тщательно скрывать, разработав для этой цели целый арсенал изощренных интеллектуально-оптических, художественно-оптических и даже религиозно-оптических приемов. Синкоптика и есть на одном из своих важных планов – попытка взлома этих приемов (во многом на данный момент успешная).

При этом важно не путать то, что взламывается, с тем, ради чего это делается. Автор проекта, например, написал книгу про деньги - эту весьма определенную деятельность человеческих голов, или вот - уделил большое внимание в своих текстах технологиям Платона и целого ряда других деятелей культуры, в том числе современной, вовсе не потому, что их «любит», а как раз наоборот – потому что ему совсем не нравится, что именно они делают с тем прекрасным миром, который он любит. То есть предмет исследования (взлома) и предмет любви (освобождения и восстановления), разумеется, не совпадают. Хотя и связаны между собой. Ну, например, как невидимый преступник и его невидимая жертва. В этом смысле проект «Синкоптика» – радикальный протест против насилия в его самых страшных и изощренных формах. Ведь что может быть страшнее невидимого насилия? (Рене Жирар не без оснований объявил в своих книгах насилием едва ли не всю культуру. В основании практически всех явлений культуры (ну, конечно, не всех - И.Е.), утверждал он, при внимательном рассмотрении лежит насилие над некими невидимыми, скажем так, богами и в сущности это насилие культура и объявляет "священным").

В общем, для кого-то дискурсивное, стилистическое и интеллектуальное «хулиганство», для кого-то «головокружительный фристайл в n -мерном пространстве», синкоптика – осознанно выбранная и по-своему корректная исследовательская и жизненная практика. Двукорневое слово, от «синкопа» и «оптика» (оптическая синкопа, хоть и два прочих значения, прочитываемых в этом слове, также важны), синкоптика переносит внимание на обычно слабую, плохо освещенную, а то и вовсе невидимую в реальности «долю такта». В частности, как именно сотрудничают и взаимодействуют (и для чего оно, это сотрудничество) так далеко разнесенные реальностью «полюса», - например, повседневной жизни и фундаментальной физики, частной истории любви и теории тотального бытия, экономики и поэзии, науки (атеизма) и религии, войны и семейного счастья и т.д., и, напротив, почему в одно понятие (например, «тело») вдруг спрессовываются два, а то и гораздо более субъектов. И для этого так часто соскальзывает с картины в подложку, пытаясь найти обнадеживающие трещинки на линиях самых разных междискурсивных сгибов и обрезов и превратить их в просветы, постепенно так обнадеживающе и уже необратимо расширяющиеся.

Будучи преломленной в литературу и изобразительное искусство, синкоптика формирует свой особый жанр – синкопея. Синкопеей в принципе может оказаться все - роман, эссе, цикл стихотворений, исследование, научная статья, сборник песен, цикл художественных работ, а также их продуманная композиция. В сущности такой композицией, где одно невозможно без другого, является вся «сумма проекта», насколько она проявилась в т.н. «произведениях». Однако, очень важной частью проекта «Синкоптика» являются также различные «ментальные вылазки», вообще не получившие оформления в качестве культурных «продуктов», так сказать, «единиц культурного хранения». Автор имеет в виду в первую очередь (хотя и не только) свои погружения в эти самые рудники, к которым, прекрасно отдавая себе отчет, насколько это опасно для психики и пережив в результате несколько глубоких депрессий (по сути смертей; все оказалось намного сложней, катастрофичнее и ужаснее, чем он поначалу рассчитывал), он тщательно готовился и которым дал в итоге такие названия: «Танцуют все» (октябрь-декабрь 1997), «Художественный этаж» (октябрь-декабрь 1998), «Главный внутренний город» (август 2003), «Трансэкономика» (февраль 2009), «Последние тайны хоры» (март 2010) и «Конец Программы» (июнь 2013). В результате собственно «погружаться» стало больше некуда. Все здесь, на поверхности. (Но это, конечно, результат коллективных усилий всех участников любимого им сообщества, как во многом и весь проект "Синкоптика"). Автор написал краткий отчет об этих погружениях, включающий аналитический раздел, но не находит нужным предавать его публичной огласке. Хотя и считает весь набор прямых действий, которые в процессе этих погружений осуществил, пожалуй, самым важным из всего сделанного им в рамках проекта «Синкоптика». В свою очередь, и о других участниках того более широкого проекта (не имеющего никакого отношения к политике), частью которого является данный проект, его автор судит вовсе не по «количеству и качеству произведений» (и даже вообще не по факту их наличия). Хотя произведения во всей этой истории, безусловно, чрезвычайно, даже жизненно важны. Вопросу, почему же они так важны, как раз и посвящены книги «Тектонический сдвиг» и «Короткое замыкание».

 

         < На главную Книги пректа >