Статьи, реплики

   Если строго материально

Мегатонны рыбы – живой, шевелящейся, мороженой, в консервах, из Астрахани, с Камчатки. Миллионы литров вина. Сахар. Масло. Теплое мясо. Кубометрами, ящиками, мешками, вагонами, железнодорожными составами. Неустанно движущаяся по пищеварительной системе экономики Еда, приводящая в движение и впечатляющие денежные массы (или наоборот?). Куда уж материальнее? Куда биологичнее? Из этих подвижных денежно-пищевых масс Игорь Голод, некогда крупный предприниматель, а ныне независимый экономист, и добыл свой безупречный логический «бриллиант», положенный в основу его «строгой классической экономики». А логический, что интересно, и означает у него – материальный.

Материя – одно из самых темных, самых спрессованных понятий философии, да и обыденной жизни. В направлении преодоления власти материального так или иначе пытаются работать все религии, нередко акцентируясь именно на пище (всяческие воздержания, посты), противополагая земной еде тело и кровь Спасителя и выстраивая настоящие иерархии материального, совсем прервать пуповинные связи с которым не удалось еще ни одному святому. Материальная плоть души. Материальное тело интеллекта. Все источники жизни так или иначе теряются в темном нутре материального, надежно прикрытом такой понятной «древесиной» (материей) Аристотеля. Что под ней? Материя как инстинкт? Материя как деяние? Какая-то недревесная, неосязаемая, почти что бестелесная материальная стратегия (но та, что и овеществляет)? В понятии «материи» в одну общую камеру заключены по крайней мере две совершенно разных сущности. И, возможно, именно поедающее начало, а вовсе не еда, и есть субъект любой материальности.

Так или иначе, базой «строгой классической экономики» (как бы не относились к ней «серьезные» экономисты, для культуролога книга И.Голода – очень интересный объект) является утверждение: «Все основные категории в ней представляют собой материально существующие тела (процессы) либо их совокупности». «Как, а деньги, а цена, а прибыль, а спрос, а предложение, а сделка?» - «Конечно, все это материальные тела», - без промедления отвечает автор. – «Но что же такое для тебя тогда материальное тело (процесс)?». – «Понимаешь, нет двух экономик – одной для теоретиков, другой для «обычных» людей. … Материальность для меня – это прежде всего тождественность восприятия».

«Но одно и то же – мыслить и быть», - заявил в свое время Парменид. Игорь Голод, похоже, с ним полностью согласен: он одним и тем же словосочетанием «строгая классическая экономика» называет как пропагандируемое им экономическое бытие, так и его теоретический аспект. А само это тождество и есть для него материя (поистине бесценное откровение). Быть может, экономика и начинается всякий раз, когда запускаются механизмы, фактически биологические, такого вот отождествления, весьма насильственно выправляющего под себя мир (если не поедающего его) и всякий раз разрешающегося его новенькой материей? Тогда экономика, а равно и материя, начинаются в наших логически мыслящих головах (закон тождества, как известно, – первооснова логики). Причем экономика – это не производство продуктов, а производство именно товаров, то есть в первую очередь прибыли. «Но одно и то же – материя и прибыль». Интересно, кто-нибудь так уже сказал?

 

 


         < К оглавлению


Читать дальше >