Не для отвода глаз

    В обстоятельствах характера

«Я его совсем не узнаю!». Характер человека способен радикально меняться – под воздействием специфики новой среды, перемены образа, места и стиля жизни, в условиях психической болезни. Меняется ли при этом сам человек? Герой знаменитой новеллы Франца Кафки «Превращение» Грегор Замза, проснувшись однажды утром после беспокойного сна, обнаружил себя страшным насекомым, которое теперь лежало на панцирно-твердой спине и смотрело на свой коричневый, выпуклый, разделенный дугообразными чешуйками живот. «Что со мной случилось?» - с ужасом подумал он. Просто внезапно и катастрофически изменились его обстоятельства. Близкие же приняли новые обстоятельства за нового, омерзительного и чудовищного, Грегора Замзу и соответственным образом к нему отнеслись, не замечая, что из бессловесного членистоногого монстра к ним стремится и тянется за сочувствием все тот же самый, думающий и чувствующий, по-прежнему и пока что живой человек. Но можно ли увидеть его под панцирем характера, неважно даже, до неузнаваемости искаженного, скажем, болезнью Альцгеймера или, напротив, самого конструктивного, «здорового» и мягкого?

Представление о характере как о совокупности наиболее существенных свойств человека, определяющих его внешний облик и поведение (то есть о характере как одном из важнейших проявлений самого существа человека), сформировалось очень давно и впервые попыталось быть осмысленным через астрологическую типологию, возникшую приблизительно в 17-18 вв. до Р.Х. в Древнем Вавилоне. В своих «продвинутых» формах астрология и сегодня остается чрезвычайно выразительным и емким языком, способным лаконично определять довольно сложные характерологические конгломераты (и неважно, как мы относимся по существу к ее предсказательной, то есть утилитарной функции). Если мы нередко торопимся отождествить человека с его характером, то астрология по-прежнему выявляет одну очень интересную вещь: характер – это не столько существенные и неотделимые от человека черты его темперамента, поведения и даже судьбы, сколько набор неких условий, в которых этот человек вынужден жить. А под звездами… Мало ли какие боги скрываются под ними…

Так, Луна в Скорпионе, да еще угодившая в четвертый дом, означает, что сколь угодно «светлый и гармоничный» по Солнцу человек при близком (преимущественно любовном) контакте обречен быть раздираемым самыми противоречивыми и часто крайне дискомфортными чувствами и состояниями, которые всегда так или иначе проступят сквозь любое «счастье». Можно сказать про него: «При близком общении это сложный, некомфортный, негативный человек», а можно и по-другому: «Просто он вынужден контактировать с любимыми людьми через систему сложных механизмов, в общесоциальном плане и обеспечивающих настройку человеческих личностей на саму суть любовных отношений». Принцесса даже не на горошине, а на битом стекле, на гвоздях, на шипованном матраце, он остро чувствует эти механизмы и не может не реагировать на них. «Негативные черты характера» в этом случае оказываются лишь расширенным спектром восприятия, позволяющим фиксировать конструктивные особенности определенной области человеческой жизни. Преодоление «механизмов» возможно лишь в случае внутреннего отмежевания себя от черт собственного характера, осознания самих этих черт в качестве особой гуманитарной проблемы и задачи (и всегда ли собственной?). Частная жизнь людей вообще – полигон напряженных общественных работ, где человеческие характеры используются в качестве весьма действенных инструментов. Луна в Скорпионе – это не качество, не черта, а условие и задача. Индивидуальный характер - это специально оборудованное место для социально-значимых работ. Но все ли работы, поставленные характером, стоит выполнять? Может быть, стоит позволить себе иногда и каникулы? В том числе и от суждения о другом человеке, основанного лишь на плоско-оценочном подходе к «характер»у последнего.

 


         < К оглавлению


Читать дальше >