Не для отвода глаз

   Полуатлантида
Осень 2011

 

Атлантида, как известно, – это страна, культура, ушедшая под воду и словно бы растворившаяся в ней – многолетние поиски подводных руин Атлантиды так и не дали никаких результатов. В книге «Где и как добывается тело», в разделе «Современный «Тимей» мы уже предположили, что иначе, возможно, и быть не может: любой уход под воду имеет свою логику и чреват трансформацией, а точнее радикальной метаморфозой затонувшего культурно-природного объекта. Возможно, подводный мир, этот подвижный разноцветный супрематизм Малевича, и есть Атлантида, окончательно и бесповоротно затонувшая в это материализовавшееся подвижное и крайне деятельное подсознание мира. Придонная морская фауна, быть может, и есть ее уже неидентифицируемые «руины». Но сам процесс такой метаморфозы представляется фатально непостижимым. На территории современной Турции есть, однако, исконно греческий остров под современным названием Кекова, где в результате землетрясения, случившегося еще во 2 в.н.э., частично ушел под воду – полузатонул - греческий город Долихисте. Акватория, окаймленная протяженным островом и причудливой береговой линией материка, - это своего рода Полуатлантида: Атлантида на полпути к полному затоплению. И эта Полуатлантида, в которой сохранилось сразу несколько лестниц, сомнамбулически уверенно уводящих путника непосредственно в море, рассказывает довольно много интересного о самом процессе ухода под воду развитого сознания (или развитой культуры): ее внутренние пространства выворачиваются при этом вовне, высыпая во внешний мир – а точнее прямо в море - свое иноматериализовавшееся содержимое.

Наиболее впечатляют в Кекова поэтому внутренние стены тех или иных помещений, вывернутые землетрясением во внешнее морское пространство. Находясь извне этих покоев, ты видишь их изнутри. А море начинает представляться внутренним пространством собственной души. При затоплении всякой Атлантиды происходит, наверное, такое выворачивание всех внутренних карманов культуры, щедро субсидирующее внешнюю (и потому неидентифицируемую) материализацию ее внутренних феноменов. Одна из самых труднопреодолимых преград – преграда между внутренним и внешним миром, как той или иной культуры, так и отдельно взятой личности, - оказывается здесь успешно и лишь на первый взгляд алогично преодолена. То есть собственно – вот она, та зона, где такое препятствие легко преодолимо. Интересно поэтому обнаружить Полуатлантиды наших собственных будней. Одной из них является, разумеется, поэзия.

Сквозь всегда так или иначе волнующуюся поверхность моря невозможно разглядеть дно близ острова Кекова, где, говорят, покоятся саркофаги, амфоры, обломки стен и колонн. Мы видим их растворенными в сам цвет воды. Что дальше происходит с этим цветом, остается лишь догадываться (например, по картинам абстракционистов).

 


         < К оглавлению


Читать дальше >