Не для отвода глаз

В регистре рук

Спустя пару лет после написания эссе «Ван Дейк с руками. Полупроводник» (см. здесь), спровоцированного знаменитым автопортретом художника конца 1620 гг., я наткнулась в книжном магазине «Москва» на альбом Антониса ван Дейка, в котором содержались две гораздо менее известные вариации того же автопортрета, одну из которых тороплюсь показать, как сам Ван Дейк поторопился показать на нем именно руки (то есть «прицепившись» в вышеназванном эссе к его рукам, я, кажется, не ошиблась).

Если в «основном» автопортрете художник идет на перехват и удерживание зрительского внимания цепким и сложным выражением взгляда, отчего руки остаются как бы на втором, если не пятом плане картины (руки на портрете, явно непростые, явно красивые, явно «вандейковские», безусловно есть, но почему-то припорошены отвлекающим художественным маневром – удивительно многоплановая, даже многоэтажная работа), то в этом «дополнительном» варианте автопортрета именно руки выведены в зону самого пристального интереса и внимания, что называется – продемонстрированы (причем не отдельно, а в интерьере лица). «Не руки, а какие-то экзотические цветы», - увидев репродукцию, сказала Ирина П. «Не руки, а осьминоги со щупальцами», - в другой раз заметил Иван Н. Цветы или осьминоги, руки эти существуют и действуют как бы в несколько другом пространстве, чем, например, лицо. Ван Дейку вообще чрезвычайно удается совмещение в одной картине нескольких, обычно разделенных, деятельностных планов одного и того же человека (пусть художник и привязывает эти планы по анатомическому признаку – один к рукам, другой к бедру, третий к лицу). Показывает он и «кнопку», переключающую регистры жизнедеятельности – с рук в выражение лица, например, - и еще саму неизбежность для человека жить в условиях постоянного переключения различных регистров вроде бы одной и той же жизни, причем при сохранении известной самостоятельности, даже суверенности регистров отдельных аспектов: «руки» не ведают дел «головы», а «голова» - «бедра». Такая вот сложноустроенная отсоединенность человека от самого себя. Как электрон может лишь попеременно выступать то в качестве частицы, то в качестве волны, так и человек живет попеременно в каждом из своих аспектов, никогда – сразу весь. Так что каждый переход из регистра в регистр – своеобразный самоисход, кровоточащие срезы которого художник и оставляет видимыми в своих автопортретах. (Это все равно что увидеть электрон-частицу в интерьере электрона-волны, совместить то, что укрывается от совмещения, дав почувствовать и его цену).

Фантастически честный автопортретный цикл (хоть, быть может, вовсе и не задумывался как цикл), позволяющий регистру рук хоть отчасти просочиться в регистр осознания – головы, зафиксировав содержание их самодеятельности. Причем самодеятельности весьма профессиональной.

 


         < К оглавлению


Читать дальше >